IV. Разговорный иностранный язык

24. В разделе III шла речь о понимании языка книги; теперь перейдем к вопросу о владении языком и прежде всего о владении разговорным, устным языком. Владение это состоит из умения понимать слышимое и из уменья самому говорить. Различные степени этих умений можно свести к двум: говорить свободно, но с ошибками, и говорить свободно и без ошибок. При этом не надо думать, что первая есть начальная стадия второй: человек, привыкший свободно говорить с ошибками, отучится от них лишь с большим трудом (если вообще сможет отучиться).

25. Насколько процесс овладения книжным языком является доступным и вне условий иностранного окружения (естественного или искусственного), настолько процесс овладения устным языком представляется трудным вне этих условий. Во всяком случае нужно сказать, что он почти что невозможен без учителя, и мой искренний совет всем, особенно впервые принимающимся за иностранный язык: обращаться по возможности к учителю, а не к "самоучителю" (особый учебник, который дает возможность выучиться иностранному языку без посторонней помощи, см. ниже § 30), по крайней мере в начальной стадии. Но конечно и при учителе в основу учения при урочном преподавании должен быть положен систематический курс языка с многочисленными упражнениями.

Над созданием такого курса на основе живого разговорного языка человечество трудится уже около полувека, и многое здесь достигнуто, особенно в применении к детскому возрасту. Однако в русской литературе нельзя указать ничего классического в этом роде и приходится довольствоваться тем, что есть на рынке13. Хороший учитель сумеет это дополнить и использовать так, как это окажется нужным в каждом данном случае (наши методически образованные учителя и особенно учительницы лучше всего умеют преподавать именно по этому методу).

26. После преодоления первых трудностей, для дальнейшего продвижения, кроме изучения учебника или серии градуированных учебников, необходимо приняться за развитие "интуитивного чтения", о котором было сказано в § 18 и следующих, причем к легкой беллетристике полезно присоединять и легкую драматическую литературу. Надо помнить, что только книга может заменить слушание отсутствующих иностранцев, и что только книга может дать материал живых фраз, на знании которых и основывается владение языком. С учителем придется упражняться лишь в умении мобилизировать свои знания, почерпнутые из чтения книг, и претворять их в речь. Выбор чтения здесь особенно ответственен, так как читаемое является единственным образцом для подражания и нехорошо, если ученик будет разговаривать об обыденных вещах языком Андрея Белого.

Для дальнейшего совершенствования очень важно не позволять себе говорить с ошибками. В этих видах хорошо много (но со всем тщанием) писать разных сочинений, пересказов, ответов на вопросы и т. п., с тем конечно, чтобы кто-либо их исправлял (что в конце концов может делаться и заочно). Для этого в свою очередь необходимо, конечно, упражняться и в сознательном чтении. Вообще говоря в отсутствии иностранного окружения вполне правильную речь, как мне кажется, можно развить в себе лишь в соединении с развитием полного понимания книжного языка (§ 23) и полного владения письменной речью (см. ниже § 38), так как все эти умения поддерживают одно другое. Наоборот, говорить относительно свободно, но с ошибками, можно пожалуй научиться и при одном лишь интуитивном чтении и с небольшой помощью учителя.

27. При обучении устной речи имеет большое значение произношение. При этом не только для умения понятно говорить, но и для умения понимать говоримое. Нужно научиться не только произносить, но и слышать иностранные звуки. Часто случается, что человек, умеющий сравнительно очень прилично говорить, попадая в иностранную среду, ничего не понимает, это потому, что он не умеет слушать иностранную речь: он не знает, как деформируются звуки данного языка в быстрой речи (а в каждом языке они деформируются по-своему).

В усвоении произношения можно наблюдать тоже две ступени: можно, имея более или менее сильный акцент, не делать элементарных ошибок, и можно говорить совершенно без акцента и правильно во всех отношениях. Последнее необходимо при публичных выступлениях, а также для понимания всякой художественной речи. Стихи, конечно, совершенно недоступны в смысле полного их понимания вне совершенно правильного их произношения.

28. Чтобы пояснить, что такое элементарные ошибки произношения, можно сослаться на смешение иностранцами таких русских слов, как нить, ныть, ныт или пыль, пиль, пыл, пил и т. п. Точно так же русский человек смешивает в мэн два английских слова ("человек" и "люди"), которые на самом деле различаются в произношении, в каше два французских слова ("прятать" и "печать") и т. д. и т. д. Немецкий язык, который кажется непосвященным очень легким с этой стороны, готовит русскому человеку сюрпризы на каждом шагу, различая долгие и короткие гласные, такого различия вовсе нет в русском языке, например звукосочетание кам может значить и "пришел" и "гребенка" в зависимости от различий в произношении, которые русское ухо обыкновенно плохо улавливает в быстрой речи.

29. Как быть с усвоением произношения? Здесь выступает на помощь особая отрасль науки о языке, фонетика, которая в руках опытного преподавателя может сделать очень многое. К сожалению в русской литературе еще очень мало написано по этому предмету, а особенно в области приложения фонетики к изучению языков. Собственно можно указать лишь на книгу проф. Боянуса об английском произношении14, да на выходящий сейчас небольшой словарь французского языка с кратким фонетическим введением и с обозначением произношения всех слов.

Вот несколько иностранных руководств, из которых можно почерпнуть элементарные сведения по фонетике в применении к главным европейским языкам:

Лучшие фонетические, т. е. произносительные словари:

По печатному органу Международной фонетической ассоциации "Maitre phonetique" можно следить за успехами развития применения фонетики к преподаванию новых языков.

Очень полезно для усвоения произношения слушать граммофонные диски или фонографические валики с иностранными текстами. Однако действительно полезным это делается лишь в соединении с фонетическим преподаванием в руках у опытного преподавателя15.

30. Если человеку решительно негде учиться, то ему придется прибегнуть к помощи самоучителя (ср. § 25). Задача изучения иностранного языка без посторонней помощи, как это мы видели в разделе III, не неразрешима в применении к книжному языку, но она гораздо труднее в применении к языку устному.

Самоучителей в прежние времена было великое множество. В большинстве случаев они не дифференцировали своих целей и обучали языку вообще. Среди них были и совсем плохие; однако многими из них можно все же с грехом пополам пользоваться, хотя они часто приводили в отдельных случаях к абсурдам. Имели хорошую репутацию большие самоучители для главных языков Туссэн-Лагеншейдт'а, которые были и в русских редакциях. Ими, конечно, можно пользоваться и сейчас, если только они существуют в продаже. Были и некоторые другие, более краткие, например Метод Гаспей-Отто-Зауэр, по которому были сделаны учебники французского, немецкого и английского языков и для русских. Были самоучителя издательства <Благо>, известные под названием Академия иностранных языков и выходящие теперь новыми изданиями.

Современных французских самоучителей, изданных в СССР, я не знаю; по-видимому их нет.

Из современных немецких самоучителей прежде всего следует назвать: Академия иностранных языков. Немецкий язык. Лекции составлены группой преподавателей под редакцией и при ближайшем участии Э. Г. Иогансон. Издание "Униздат". Вып. 1. 1928. Вышло уже несколько выпусков - всего предполагается 10.

Самоучители Франца Курского - Новый самоучитель немецкого языка. Вып 1. Гиз. 1928 (всего 10 выпусков) и Б.В. Шмелева. - Самоучитель немецкого языка для взрослых. 1-й курс. Второе издание. Москва. 1928, оба составленные по методу Мертнера16, дают возможность интуитивно понимать нетрудный немецкий текст (на большее они и сами не претендуют), но оставляют своих читателей совершенно беспомощными перед дальнейшими трудностями, так как не дают им в руки ключей к их преодолению.

В качестве английского самоучителя можно назвать недавно вышедший:
А.С. Богушевский. - Курс английского языка для самообучения. Вып 1. Гиз. 1928 (всего предполагается 4 выпуска).

Существуют кроме того:

Чтобы научиться говорить, надо брать большие самоучители типа вышеупомянутого Туссэна и проходить их от доски до доски, следуя принятому в самоучителе методу. Даже если метод этот иногда неудачен, то все же, не мудрствуя лукаво и систематически проходя учебник, можно чего-нибудь добиться; а если бросаться с одного на другое, пропускать какие-нибудь отделы, которые покажутся почему-либо неважными, можно только испортить свою работу и прийти в тупик. Одно, о чем всегда надо помнить - это о необходимости легкого чтения в возможно большем количестве, которое следует начинать, как только человек достаточно усвоил себе основы строя, грамматики данного языка и может разбираться в тексте с помощью словаря. Никакой учитель, а тем более никакой самоучитель не может заменить единственного друга и учителя - хорошей книги, которую мы можем читать всегда, когда хотим, и которую мы всегда хотим читать, потому что она интересна.

31. Выше, в § 15, было сказано, что если человек впервые принимается за иностранные языки, то хотя бы он и ставил себе очень скромные цели в смысле чтения книг по специальности, он хорошо сделает, если начнет с разговорного языка. Между тем оказывается, что устному разговорному языку обучиться очень трудно, особенно без учителя. И тем не менее этот путь надо предпочесть, и вот почему: для того, чтобы научиться разбираться в иностранном тексте, необходимо овладеть строем языка, его строевыми элементами, т. е. в первую голову его грамматикой, а потом и той частью словаря, которая имеет отвлеченное грамматическое значение (специально об этом смотри ниже в разделе VI). Человеку, который не получил грамматической тренировки, очень трудно даются эти вещи в отвлеченном виде. Можно конечно это сделать на текстах, как и рекомендуется в §§ 9-13; однако это все же нелегко, так как каждая фраза заключает в себе чуть не все трудности, и человек, не привыкший к грамматическому анализу, бывает подавлен массой материала. Этот материал надо преподносить исподволь и систематически. Далее, как известно, активное усвоение легче пассивного: разные формы легче запомнить в живом употреблении, чем в отвлеченном виде. Поэтому легче всего изучить элементы строя данного языка, как грамматические, так и словарные, в естественных фразах повседневного языка, которые к тому же дают уже сразу впечатление некоторого владения языком (что не лишено своего психологического значения для учащегося).

32. Конечно, учитель должен помнить, что для ученика, желающего выучиться разговорному языку, эти фразы повседневного языка являются целью, служа первой ступенью механизированного владения разговорным языком, тогда как для ученика, стремящегося получить доступ к книге, они являются лишь средством овладеть строем языка, средством его осознания. Поэтому в принципе целесообразным казалось бы даже разделять эти две категории учащихся, тем более что многие вещи, необходимые для владения языком (например умение склонять имена существительные в немецком языке или знание того, какие глаголы спрягаются с avoir, какие с etre во французском, какие с haben, какие с sein в немецком), оказываются не очень важными для понимания текста, так что в конце концов для первой категории учеников грамматики надо пожалуй еще больше, чем для второй. Однако я не советовал бы проводить это деление на практике, особенно при начальном обучении, так как большинство людей, даже стремящихся лишь к овладению книгой, все же ценят и уменье хоть немного связывать фразы на иностранном языке; доучивать потом упущенное было бы неудобно и трудно, наконец и самое разделение в конце концов должно было бы быть чересчур субтильным, чтоб не утратились преимущества метода разговорного языка, о которых было сказано выше. Поэтому практика и вырабатывает в общем единый начальный курс языка, отличный лишь от того способа его изучения, который был описан в § 8, и который я назвал туристским.

Для начального курса, на ряду с книгами, которыми можно пользоваться в качестве самоучителя и которые указаны в § 30, можно назвать еще кое-что из изданного в последнее время.

Для французского языка:

Для немецкого языка:

Для английского языка:

33. Но, конечно, люди, стремящиеся лишь к овладению книгой, должны оставлять этот общий начальный курс, как только они почувствуют, что достаточно укрепились в строе данного языка и могут с пользой для себя заняться исключительно разбором текста. Здесь, постоянно на первых порах прибегая к грамматике, они конечно не будут уже обращать внимания на все то, что нужно для владения языком, но не важно для его понимания.

34. Есть одна, неприятная для взрослых, сторона метода разговорного языка: приходится начинать с очень элементарных вещей по содержанию. Нельзя на первых же уроках повести речь о перипетиях в германском рейхстаге, о положении тяжелой индустрии в Германии, о новостях французской литературы и т. п., а приходится начинать со скучных, но необходимых фраз, вроде: <я встал и пошел к окну; я посмотрел в окно и увидел в саду девочку; девочка сидела на скамейке и положила на стол книгу, а куклу бросила под стол> и т. д., и т. д. в таком роде. Здесь лежит трагедия обучения взрослых иностранным языкам, и можно только повторить то, что сказано было выше, т. е. что основы лингвистического образования должны быть закладываемы в детском возрасте, когда все это дается легко и просто. Следует поставить дело преподавания иностранных языков в школе так, чтобы каждый гражданин приносил с собой оттуда уменье учиться читать на третьем, четвертом (я полагаю, что в школе надо обязательно обучать двум языкам) и так далее иностранных языках по методу, изложенному в §§ 9-13.


13 Некоторые библиографические указания даны в конце § 32.

14 С.К. Боянус. Постановка английского произношения. Вып. 1. Английская фонетика для русских. Вып. 2. Фонетические чтения с орфографическими текстами и словарем.

15 Подробнее об этом см. мою статью на эту тему в 43-м Кратком обзоре деятельности Педагогического музея военно-учебных заведений за 1912-1913 г., в. 3, стр. 107.

16 Метод этот состоит в том, что даются ряды отрывков разных текстов - из газет, книг и т.д. Отрывки эти снабжаются пословным переводом и подбираются конечно но степени трудности, и притом с таким расчетом, чтобы каждое слово встречалось по многу раз. Предполагается, что при самом пассивном отношении учащегося он все же запомнит большинство слов и некоторые формы и в конце концов сможет понимать самые нетрудные тексты.

17 Недавно были выпущены мало удовлетворительные русские подражания немецким самоучителям: "1000 немецких слов" в обработке В. Иогансона и "1000 английских слов" в обработке В. Динзе; но они быстро исчезли с рынка.